Путь наш лежит на Иванову поляну, находящуюся в шести километрах южнее Мезмая. Дорога всё время идёт в подъём и за эти шесть километров нужно набрать метров семьсот высоты. По склонам начинает пробиваться первая мать-и-мачеха. Одинокая бабочка лимонница (крушинница) неспешно порхает рядом, яркая, зелёно-жёлтая, отчетливо видная на фоне тёмного леса.

IMGP0524

IMGP0529

Через два с половиной часа выходим на поляну. По периметру, гигантским зелёным частоколом, стоят пихты. Поляна всё ещё укрыта снегом, глубина которого в некоторых местах до колена. Это не конечный пункт, хребет пока не виден! Предстоит пройти ещё километр на соседнюю возвышенность и набрать сто пятьдесят метров высоты за пятьсот метров. Рыхлый снег, обжигая распалённую кожу, быстро набивается в ботинки. Шнуруемся потуже. Маршрут лучше проложить по проталинам, мимо сосен и кустарников, чтобы сохранить силы.

IMGP0552

Вокруг много шиповника, который цепляется за всё подряд, стаскивает шапку и просто мешает пройти. На середине подъёма открывается вид на всю поляну, показывается часть хребта с горой Мезмай. Где-то на востоке поднимается ещё одна горная гряда. Острая троица, вздыбленная пластами земля, — это Большой Тхач, Малый Тхач и гребёнка Западного Ачешбока.

IMGP0583

IMGP0592

IMGP0581

IMGP06631

Последняя треть подъёма самая крутая, мягкий и толстый ковёр прошлогодней травы, примятый снегом и скользкий, не добавляет удобства. Ещё немного и впереди начинается спуск, — мы на макушке! Десяток метров по высоким сугробам, нужно подобрать лучшую точку для съёмки. Рядом, почти на уровне пояса, на белой подушке, лежит рюкзак с объективами. Совсем близко хребет Лаго-Наки и череда гор: Мезмай, Ураэль, Матук. Как каменный волнорез, Нагой-Чук разбивает в разные стороны набегающие облака. К поднявшейся дыбом тройке на востоке добавляются Пшекиш, Тыбга и Чугуш в облаках.

Хребет Лаго-Наки, Мезмай, Ураэль, Матук, Нагой-Чук в облаках

Верхнекурджипское ущелье, Тхачи, Ачешбок, Пшекиш, Тыбга, Чугуш в облаках

Подъём по склону занял ровно час. Спуск с попутным сбором шиповника двадцать минут. Теперь хочется побывать в Мезмае и окрестностях в любое другое время года, по весенней зелени или красно-жёлтой осенью. Остаются монотонные шесть километров вниз в посёлок. Опять вечер, опять звёзды, опять мысли о вечно-бесконечном.