Еноты не единственные обитатели здесь. Захаживали к нам и ежи целыми семействами, шуршали листвой и рылись в соседских пакетах с козинаками. Папа ёж вёл за собой несколько мохнатых и колючих комочков. Помню совершенно непонимающий взгляд Егора, когда я налил в его супницу воды для ощивающегося неподалеку шакала, — оставалось только доигрывать роль любителя природы.
Птицы. Они тут круглосуточно! Будь то чайки, галдящие где-то внизу на пляже, или какой-нибудь ночной охотник, нарезающий круги над лагуной, чей звук крыльев был отчётливо слышен в наступившей тишине. Любознательная сойка выглянет из-за ближайшего ствола. Иногда целые звенящие стайки останавливались в кронах можжевельника прямо над нашей стоянкой.

IMGP3719

Что у нас там дальше по списку… Цикады! К обеду весь утришанский эфир занимают именно они. Сплошной стеной стоит это беспрерывное бряцанье, потихоньку смолкающее с наступлением темноты, но даже ночью какая-нибудь одинокая даст о себе знать. Наверное, ни с чем не сравнить момент, когда цикада лупит тебе по прямой и точно в ухо! Звук усиливается в несколько раз и приближается к грани терпимого. Они тут просто здоровенные, шесть-семь сантиметров, черно-оранжевые, серые, зеленоватые, со своими прозрачными и перепончатыми крыльями. Иногда из воды у берега можно достать уставшую и прибитую ветром цикаду. Забавно похрюкав на ладони и обсохнув на камнях, — улетает дальше по своим делам.

IMGP7618

IMGP7613

В середине лета кроме цикад можно встретить и другие виды насекомых. Сколопендры (которые, кстати, к насекомым и не относятся, — губоногие многоножки) попадаются размером сантиметров до двадцати. Несколько видов златок и богомолов, кузнечики, стрекозы, пауки и пауки-скакуны, муравьиные львы. Богомола эмпуза можно наблюдать с весны и до осени, ближе к осыпающимся склонам. Жук-усач или дровосек, гудящий, неторопливый и неловкий в полёте, очень похож на жука из нашего мультика про дюймовочку.